Подольск. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 20 октября

ясно+3 °C

Онлайн трансляция

Памяти Елены Образцовой. Интервью с певицей и ее дочерью

16 янв. 2015 г., 12:30

Просмотры: 217


На этой неделе Россия простилась с великой Еленой Образцовой. В №1 от 14 января 2015 года газеты «Подольский рабочий» опубликовано интервью с Еленой Васильевной и ее дочерью Еленой Макаровой.

На этой неделе Россия простилась с великой Еленой Образцовой. В №1 от 14 января 2015 года газеты «Подольский рабочий» опубликовано интервью с Еленой Васильевной и ее дочерью Еленой Макаровой.

Елена Образцова: «Без России жить не могу»

Беседовал Андрей Князев

Трудно передать словами, какие горькие чувства испытали все, кто знал Елену Васильевну Образцову, услышав трагическую весть.

Но запомнится она нам живой, веселой, энергичной, порой жесткой и строгой, а иногда очень доброй. Познакомились мы в пресс-центре газеты «Мир новостей» ровно 15 лет назад. Тогда известный режиссер Роман Виктюк поставил для нее и актера Дмитрия Бозина спектакль «Антонио фон Эльба». А потом последовали приглашения на международные конкурсы вокального искусства, которые Елена Васильевна организовывала для молодых и совсем юных певцов.

Последний год она жила тяжело. Едва не лишилась Центра вокального творчества, вокруг творческого наследия певицы начались разные конфликты. В ноябре Образцова приняла участие в вечере, посвященном своему  75-летнему юбилею, в Большом театре, а вот вечер в Кремле пришлось отменить.

Мы встречались с Еленой Васильевной неоднократно, последний раз – в конце весны 2014-го. И поговорить с мудрой, но при этом веселой, любящей рассказывать анекдоты женщиной всегда было о чем, как и с ее дочерью, которая вообще очень редко давала интервью.

Мне же два года назад посчастливилось пообщаться с ними обеими. Сама Елена Васильевна мечтала, чтобы Центр вокального творчества наконец обрел постоянное место прописки. Вполне возможно, что теперь, после ее смерти, он появится.

– Елена Васильевна, как вы относитесь к конкурсам «Призрак оперы» на Первом и программе на канале «Культура»?

– На Первом был только призрак оперы, не сама опера. Они дали правильное название. А вот для проекта «Большая опера» на канале «Культура» я бы поискала еще участников, чтобы продолжить проект.

– Что для вас светская жизнь? Недавно мы наблюдали вас на презентации книги одной известной писательницы – жительницы Рублевки.

– Я не любительница светских мероприятий. Бывает, конечно, могу случайно забрести по приглашению друзей. Но вообще-то мне это мало интересно. Некогда просто – и книгу, которую я пишу уже лет десять, хочется продолжить, и почитать, и побыть с детьми, и с четырьмя собаками по саду погулять…

– Ваша дочь и внуки по-прежнему живут в Испании?

– Нет, Лена переехала в Россию, вместе с мужем она занимается творчеством. Муж ее, коренной житель Барселоны, тоже устроился, работает программистом, создает компьютерные программы. В 2010 году случился «нежданчик»  – дочь родила мне внучку, с которой я вижусь очень часто. А вот
23-летний внук Саша по-прежне-му живет в Барселоне, но вскоре тоже собирается переехать в Россию; по крайней мере, когда звонит, так обнадеживает.

– Вы бы не хотели, чтобы он или внучка стали оперными певцами?

– Ни в коем случае, это очень тяжелая и нервная работа, которой надо посвятить всю свою жизнь. Дочь у меня певица, и этого достаточно.

– С дочкой вы несколько раз давали концерты в российской глубинке…

– Да меня, наверное, в Книгу Гиннесса надо заносить! Мы с дочерью, у которой после рождения ребетенка окреп голос, дали 32 концерта, сделали такое турне, побывали во многих городах Золотого кольца России. Это было очень нелегко – переезды самолетами, поездами, машинами. Но я получила огромное удовольствие. Псков, Ярославль, Кострома, Переславль-Залесский… Я имела счастье еще раз посмотреть живую Россию.

– А за рубежом где вы себя наиболее органично чувствовали?

– В Италии, Испании, Японии, Америке. Я хорошо знаю итальянский и французский, преподаю на японском, знаю несколько языков на уровне поговорить о жизни, сказать, чем я хочу пообедать. Недавно два с лишним месяца провела в Японии, мне там тоже было очень комфортно. Но меня всегда тянет домой, без России жить не могу.

– Многие ваши коллеги говорят, что им хочется уехать из России, потому что здесь культурный, интеллектуальный уровень людей сейчас снижается.

– Увы, это правда. Когда мы жили в Советском Союзе, я такого не ощущала, а сейчас действительно проблема есть. Но разве это правильно – убегать от проблемы туда, где она решена. И неправильно, и нечестно, на мой взгляд.

– Скажите, какой деятельностью труднее заниматься – педагогической или творческой, певческой?

– Конечно, певческой. Когда работаешь как педагог, физически устаешь... Но все-таки пение отбирает все силы, энергию, надо ведь донести до зрителя свое эмоциональное состояние. Но не опустошает, а еще и новые силы придает. Такой взаимообразный процесс.

– Вы обмолвились, что продолжаете работать над книгой. О чем она будет?

– Их две. Я пишу одновременно книгу воспоминаний и еще о технике пения.

– А чем еще занимаетесь?

– Провожу мастер-классы для педагогов, на которых ненавязчиво предлагаю лучше меня слушать и внимать моим советам, потому что мне уже скоро сто лет, а я все пою (смеется)...

«Нам с мамой вместе очень комфортно»

С этих слов начался наш разговор с Еленой Макаровой, дочерью Елены Васильевны Образцовой.

– Елена, правда, что у вас несколько образований, в том числе врача? Насколько вы себя реализовали?

– Насчет врача – перебор. Я окончила фельдшерский факультет с красным дипломом государственного образца. Какое-то время работала в детской реанимации, это был период моих творческих метаний: надо было решать, чем заниматься – либо серьезной музыкой, либо медициной. Я выбрала музыку. Потом с течением лет приходилось жалеть, особенно когда были творческие кризисы. У меня три курса факультета журналистики, консерватория и фельдшерские курсы, которые дали мне многое. Знаете, когда ты работаешь в детской реанимации, наверное, самое ужасное и страшное ты уже видел. Потрясти меня чем-то и тем более выбить из колеи очень трудно.

– Сейчас вы живете на две страны – Россию и Испанию...

– Мы с моим мужем Джорджи больше года живем в России. Он инженер и ради меня бросил свою страну, родных и друзей. Стал работать программистом. Может, и старший сын Саша переедет сюда очень скоро. Там ведь кризис, а тут к нашей семье отношение хорошее…

– Джорджи тоже любит музыку, музицирует?

– Он прекрасно в ней разбирается, действительно очень любит. Когда-то в детстве учился в музыкальной школе. Но профессией его увлечение не стало. Это добавляет нам радости, потому что каждый занимается своим делом и какой-то конкуренции, обид друг на друга из-за успехов или неудач в профессии у нас в семье нет.

– В свое время вы уехали в Испанию по приглашению госпожи Кабалье?

– Да, это было в 1996 году, я уехала по ее приглашению доучиваться там. Потом она стала меня брать в свои спектакли, и я была очень счастлива. Мы с ней поездили по многим странам. Незабываемым был пасхальный фестиваль в Риме. Совершенно феноменальная опера, я не понимаю, почему ее никто не ставит. А Кабалье очень умный человек: когда она поняла, что не может уже петь Чио-Чио-сан по возрасту, но при этом может многое людям дать, она стала рыться в библиотеках и находить партитуры великих композиторов, которые никто никогда не ставил или ставил очень редко.

– А о ее воспитаннике Николае Баскове что вы думаете?

– Мы знакомы давно, и то, каким он предстает перед зрителями, не соответствует его реальному образу. Он гораздо глубже и умнее, но обстоятельства диктуют стиль поведения... И еще, Коля действительно любит оперу, он тратит много сил душевных и физических, чтобы достичь каких-то вершин именно в оперном творчестве. Он очень большая умница и смог бы сделать гораздо больше, если бы занимался только оперой.

– Как вы относитесь к театральному проекту – спектаклю Романа Виктюка «Антонио фон Эльба», в котором участвовала ваша мама и после которого было очень много пересудов о ее отношениях с Дмитрием Бозиным, который во время спектакля носил ее на руках...

– Я сейчас не помню, прошло почти десять лет. А вообще это моя мама, взрослый человек, как считает нужным, так и поступает, лишь бы ей было комфортно и творчески интересно. У нее тогда был очень сложный период в жизни, и ей надо было еще в чем-то себя реализовать кроме оперной сцены. А то, что я не сижу на спектаклях в первых рядах, – пусть простят меня ее поклонники и театралы. Я люблю джаз, а не драматическое искусство.

– А если бы вас пригласили играть в каком-нибудь драматическом спектакле, вы бы согласились?

– Самое смешное, что в Испании я играю в драматических спектаклях. Но дело в том, что пока я на сцене, меня может захватывать происходящее, а когда в зале – нет. Вероятно, потому, что я выросла на сцене оперного театра, жила под роялем, пока моя мама пела, или сидела за кулисами Большого театра. Для меня ведь в детстве ничего, кроме музыки и книжек, не существовало.

– А ваш сын?

– Он играет в баскетбол как полупрофессионал, но находится в творческих раздумьях по поводу того, чем заняться. Окончил колледж, очень хорошо разбирается в компьютерах. Он живет самостоятельно, собирается получать высшее образование.

 – Как вы отнеслись к тому, что на конкурсе «Новая волна» ваша мама пела вместе с Тимати рэп?

– Я видела фотографию в каком-то журнале, совершенно хулиганскую. Но уверена абсолютно в том, что если человек занимается профессионально, то это хорошо. А то, что моя мама современный человек и способна в своем возрасте на такое хулиганство, это весело. Не стоит делать из оперных певцов этаких сухарей, застегнутых на все пуговицы. Когда мы с мамой встречаемся после долгого перерыва, первые полчаса смеемся. В какой-то момент понимаем, что очень друг на друга похожи – в отношении к животным, цветам, во многом другом. И вообще нам вместе очень комфортно.