Яндекс.Погода

вторник, 24 ноября

дождь со снегом+2 °C

«Матросы идут по земле». Материал – участник конкурса газеты «Подольский рабочий» в номинации «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой...»

20 мая 2015 г., 17:41

Просмотры: 488


Мой отец, Роман Иванович Барабанщиков, 1912 года рождения, – уроженец села Батаевка Владимирского района Астраханской области. Родился в крестьянской семье рыбака, ьиз того же села и мама, только из семьи батраков. По социальному статусу им не давали родительского согласия на брак. В 1932 году они вынуждены были завербоваться на п/о Камчатка на ловлю и переработку рыбы.

Мой отец, Роман Иванович Барабанщиков, 1912 года рождения, – уроженец села Батаевка Владимирского района Астраханской области. Родился в крестьянской семье рыбака, ьиз того же села и мама, только из семьи батраков. По социальному статусу им не давали родительского согласия на брак. В 1932 году они вынуждены были завербоваться на п/о Камчатка на ловлю и переработку рыбы.

Через три года приехали жить в Сталинград, и отца вскоре призвали на действительную службу в Тихоокеанский флот. Служил он полных четыре года. Не пробыл дома и двух лет, как началась Великая Отечественная война, и уже в августе 1941 года отца забрали на фронт.Мама осталась с двумя детьми на руках – мне восемь лет и брату десять месяцев.

В конце октября объявили немедленную эвакуацию из Сталинграда родителей с детьми. Нас последними баржами, прицепленными к буксирам, отправляли вниз по Волге. Помню, было очень холодно, и мы прижимались, чтобы согреть друг друга. А немецкие самолеты начинали свои налеты на город.


Письма от отца стали приходить из Севастополя, где он служил . И все 250 дней он воевал в обороне города снайпером-истребителем в 3-м батальоне 8-й отдельной бригады морской пехоты под командованием полковника П.Ф. Горпищенко, в звании старшины первой статьи и в должности помощника командира взвода.

Из Севастополя приходили письма. Отец присылал фото, вырезки из газеты «Красный черноморец», где писали о его боевых подвигах. Вот одно из писем: «Дорогая жена Танечка, доченька Томочка, сыночек Вовочка, папа и мама. Спешу сообщить, что окончательно оправился от ранения и снова воюю за родной Севастополь, выполняя наказ отца бить фашистских гадов под Севастополем так, как он бил белых под Царицыном. Слова отца, как и приказ Родины, для меня святы. На моем прикладе снайперской винтовки уже 63 пометки. Это число уничтоженных мною гитлеровцев. Для меня это мало. Я буду истреблять их по-черноморски, до последней капли крови, пока у меня в груди бьется сердце. Священную клятву быть храбрым и мужественным я выполняю. Будьте самоотверженными на трудовом фронте».

В документальном фильме «Черноморец», шедшем на экранах в годы войны, есть кадры, где отец, выходя из окопа, делает насечки об убитых им 63 немцах. Диктор Хмара называет его имя и рассказывает о его боевых подвигах.

Во второй половине 1942 года письма перестали приходить, а Севастополь был сдан. Пришло горестное извещение, что отец пропал без вести, но нам не хотелось в это верить. Мы начали поиски. На помощь пришли сотрудники Музея Черноморского флота, журналисты, юные следопыты. Письма отца, фронтовые фотографии были напечатаны в газете «Слава Севастополю».


Вскоре мы получили письма от его однополчан из города Одессы. Оказался жив его напарник И. Антонюк, который с ним в кадре. Он прислал книгу А. Рогожина, тоже однополчанина, написавшего документальную повесть о моряках 8-й бригады «За час до рассвета», где на страницах 95–97 описан боевой подвиг: «Барабанщиков и Антонюк были посланы в разведку, увидели вход в землянку, где спал часовой немец, навалившись на пулемет, а изнутри доносился храп. Вдвоем они убили 42 фашиста и прихватили с собой оберофицера. Подгоняя его, разведчики спустились в заросли кустарника передохнуть. Уже совсем рассвело. У минных полей повстречали своих. Командование, обеспокоенное долгим отсутствием разведчиков, послало на выручку группу моряков.

Пленного, трофеи и сорок две солдатские книжки доставили на КП батальона Антонюк и Барабанщиков. В ответ на эту вылазку разъяренные гитлеровцы целый день не прекращали огня. Это было 14 марта 1942 года. Вскоре Антонюк приказом был переведен в другую часть».

Отозвался на наш розыск и оставшийся в живых политрук части Михаил Григорьевич Байсак, с которым у нас потом сложились очень теплые отношения. Он написал книгу о 8-й морской бригаде «Матросы идут по земле». Собрал все исторические материалы из газет военных лет Севастополя и описал личное видение тех 250 дней обороны.

В 1981 году мы были приглашены в город Севастополь на презентацию этой книги. Была организована встреча всех указанных в книге живых воинов и членов семей погибших. Три дня встречи оставили неизгладимые впечатления о тех местах, где воевали наши отцы, – это Сахарная Головка, Сапунгора, школа подготовки снайперов, Дом моряков, где принимали в члены партии, в том числе и моего отца, и откуда шли в бой с врагом за Родину. Особенно запомнилась природа – это сплошные скалы, скудная растительность, открытые поля боя.

В книге М.Г. Байсака «Матросы идут по земле» много эпизодов о самоотверженных боевых подвигах моего отца. Вот один из них: «Однажды, будучи в засаде на переднем крае, Р.И. Барабанщиков заметил гитлеровца, который отполз в сторону, оставив пулемет. Он воспользовался этим, снял с ноги обмотку, привязал ее к пулемету и потащил к своим окопам. Вскоре фашисты обнаружили пропажу, бросились искать ее, а Роман, установив вражеский пулемет, стал метко косить оккупантов из их же оружия. Счет истребленных им гитлеровцев увеличивался каждый день».

Живые свидетели, служившие с отцом, вспоминали, каким он был общительным, веселым и бесстрашным моряком. С ним не боязно было идти в разведку. В кругу друзей у него был позывной Яков... В этой же книге М.Г. Байсак описывает последние часы жизни Романа Барабанщикова: «Четверо суток мы были без крошки хлеба и пресной воды. Под покровом темноты спустились к берегу, утолили жажду. Атаки танков все яростнее, а у нас боеприпасы на исходе. Вынуждены были отступать на командный пункт. Из 330 бойцов осталось не более 50, среди них был тяжелораненый снайпер-истребитель нашей бригады Роман Барабанщиков. Это было на мысе Херсонес 1 июля 1942 года. 150 человек смогли эвакуировать, не вывезли лишь тех, кто навсегда остался на Севастопольской земле, и вместе с ними тридцатилетний Роман Барабанщиков, уничтоживший 150 фашистов».

Отец был награжден медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Севастополя», а посмертно удостоен почетного знака 8-й бригады морской пехоты, почетного знака в честь 37-летия битвы за Севастополь и звания почетного жителя города-героя Севастополя. Его имя высечено на доске памяти историко-мемориального комплекса 35-й батареи на мысе Херсонес.

В нашей семье собран большой материал об участии отца в войне, часть документов мы передали в Музей обороны Севастополя. Особенно много внимания уделяет пропаганде героических подвигов и бесстрашия старшего поколения внук Романа Ивановича – Сергей Барабанщиков. Когда еще учился в институте, он писал реферат по истории к Дню Победы на архивном материале и получил высокую оценку кафедры истории. Его дочь, учась в школе №1987 города Москвы, также писала работу о прадеде. В школьном музее есть стенд, посвященный Роману Барабанщикову. В 2014 году ученик 9б класса той же школы Иван Ермолаев по теме «Великая Отечественная война» под заголовком «Роман Барабанщиков – герой Севастополя» разместил свою работу в интернете, используя семейный архив и тот материал, который имеется в школьном музее.

В 2014 году мой племянник Сергей и его дочь были неофициальными участниками « Бессмертного полка» на Поклонной горе. В этом году он уже зарегистрирован официально и получил сертификат на прохождение 9 мая по Красной площади в колонне «Бессмертный полк».

Тамара Быкова

Фото из семейного архива семьи Быклвых-Барабанщиковых

Обсудить тему

Введите символы с картинки*